Archive - Июль 2017

1
Про названия
2
Воспоминания мальчика, который хотел стать шахтером, или наивный рассказ о «святых 90-х»

Про названия

Товарищи, привет)

Вам попадались когда-нибудь на глаза книги жанра » исторический любовный роман»? Если попадались, то вы не могли не заметить, что во всех названиях подобного чтива, вне зависимости от автора есть определенная закономерность, которая заключается в следующем. Название, как правило, состоит из 2-3 слов, реже четырех. Наиболее распотранены названия из двух слов, что-то типа «битва желаний», «рабыня страсти» и так далее и тому подобное. Попадается нечто подобное на глаза и сразу начинает коробить от сладкопритарности, фальшивости и чего-то еще не объяснимого, что,однако, способно привлечь читателей подобной литературы к себе.

Наименование

Аналогичную тенденцию я замечаю в наименованиях различных юридических контор, такое же фальшивое, высокопарное и что-то еще необъяснимое, что по замыслу их создателей должно привечь внимание потенциальных клиентов этих контор. Но, черт побери, неужели на такие названия можно ,в принципе, вестись?)

Воспоминания мальчика, который хотел стать шахтером, или наивный рассказ о «святых 90-х»

В последнее время много мусолят про «святые 90-е» в те «святые» одному мальчику было восемь лет, вернее ему исполнилось 8 лет, когда наступил 1990 год и на то святое десятилетие пришлось его самое что ни есть детство и юность. На те святые события мальчик смотрел глазами мальчика, не делал выводов, просто запоминал то, что видит и слышит. А видел , слышал и запоминал он многое.

Он хорошо помнит, что его заветной мечтой в то святое десятилетие было стать ни летчиком, ни милиционером, а простым шахтером. Он помнит как каждый вечер по телеку в те святые годы показывали бастующих шахтеров, сидящих на рельсах и требующих выплатить заработную плату.

Он помнит как его учительница на каком-то внеклассном уроке рассказала, что страны, в которой родился этот мальчик больше нет, что теперь все будет как-то по-другому, как-то по-новому. И она не обманула. Все было иначе, по-новому. По святому.

Что он запомнил из святого? Много чего. Дольше чем бастующих шахтеров показывали только службы в храмах, дольше, чем рассказы про задолженности по зарплатам рассказывали о том, как народ ударился в религию.

А еще он прекрасно помнит учителей и врачей, которые практически в полном составе обращались в суд с требованием выплатить им причитающиеся компенсации и пособия. Откуда мальчик это помнит и вообще что ему знать об этом? Помнит. Знает. Этот мальчик писал судебные решения по шаблону — менял только фамилии, суммы и даты.

Мальчик помнит, как шахтерский край, в котором он проводил каждое свое лето стал меняться до неузнаваемости. Он помнит новое для себя явление. По утрам он ходил за свежим хлебом и вот теперь он с удивлением наблюдал безработных теперь шахтеров, пьяных или желающих опохмелиться, стоящих в очереде за бухлом.

Он помнит как практическую неделю в том шахтерском крае были похороны, хоронили , как пракило, спиваюшихся людей, в основном мужчин, которые, когда-то были личностями, были шахтерами, а умирали тихими алкоголиками, людьми в безысходном положении.

Он помнит как главы семейств уезжали в Москву и на Север на заработки, помнит как ломались и распадались семьи.

Воистину святые времена были. А потом, вместо бастующих шахтеров, появилась новая картинка на голубых экранах — Чечня, он помнит постоянно снующие эшелоны по направлению в Чечню на его станции. Помнит оборванных, тощих солдатиков, охранявших военную технику , расположенную на железнодорожных платформах. Он помнит лица некоторых парней и помнит свое любопытство, с которым он их разглядывал. Все ли они вернулись домой. Не знаю.

Помнит ли мальчик как разворовывались предприятия, как разваливались крепкие хозяйства и как рвачи становились местными царьками? Помнит.

Испытвывал ли он грусть, обиду на что-то? Нет, не испытывал, ведь он был ребенком, и чтобы не запомнилось ему из тех святых 90-х, он был счастлив, потому что это было его детство. Он мечтал стать взрослым, самостоятельным.

Он помнит то, что вместо игры в любимый футбол ему нужно было помогать родителям на нескольких дачах, ведь овощи и фрукты, выращенные на них — кормили его семью длительное время. Он помнит переживания людей, чьи дачи были обворованы, он помнит слезы женщин, которые горевали от мысли о том, что запасы на зиму не сделаны, а денег купить все это просто нет.

Было ли что-то светлое в те святые годы? Конечно было. Для него — это было его детство, его живые дедушки и бабушки, вера во что-то, пусть аморфное и не совсем понятное, но что-то хорошее. Так уж устроены дети.

Если перечислять все воспоминания того мальчишки — уйдет многов ремени, но именно такими святыми девяностыми они останутся для того мальчонки, который мечтал стать шахтером.

 

 

Рейтинг@Mail.ru
Адвокат Максим Пешков | г. Ростов-на-Дону, ул. Московская, 43\13, офис 507 | Тел. +7 (863) 260-24-31, 8-951-522-87-43