РубрикаСССР

1
Песни танкистов
2
Ужасы советского тоталитаризма
3
Как закалялась сталь
4
Лишь бы только — Советская власть
5
СССР.Детство.
6
Сделано в СССР!!!
7
Советский Союз — это…. (Советский Союз глазами простого человека)
8
Как выглядит стабильность
9
Back in the USSR
10
Song of the Red Army man, movie «Chapaev» 1934 year
11
Как СССР договаривался с Гитлером
12
Советский Союз — это моя Родина!
13
Три секунды
14
Расти здоровым!
15
«Любовь, комсомол и весна»

Ужасы советского тоталитаризма

Оригинал взят у karhu53 в Все «ужасы советского тоталитаризма» – здесь!

Все «ужасы советского тоталитаризма» – здесь!

… потому что СССР не был гламурной страной

ut_1.jpg

Это не кружок моделистов-кострукторов!
Это советские дети тренируются на моделях атаковать небоскребы в Америке.

ut_2.jpg
1 сентября в дом каждого советского человека приходила страшная беда. Беда говорила: «Учиться, учиться и учиться!»

ut_3.jpg

Уродливые дома, в тени которых прошла несчастная жизнь горожан.
ut_4.jpg

Убогий быт внутри.
ut_.jpg

Сейчас раздастся звонок телефона и голос из Москвы скажет: Ветра дуют на Киев – можно взрывать атомную станцию!
ut_5.jpg

СССР был самой читающей страной в мире? Как бы не так!
Если эти молодые люди не выучат наизусть к завтрашнему дню книгу Брежнева «Целина», их исключат из института и сошлют на БАМ.
ut_7.jpg

Не выпускались журналы с эротикой, сканвордами и историями из жизни звезд эстрады, кино и телевидения – и несчастные советские люди тоскливо читали в транспорте книги, зачастую даже без картинок!
ut_8.jpg

Вот он, хищный оскал советского милитаризма!
ut_10.jpg

Наверное, вот такими роботами хотели бы видеть коммунисты в Москве украинский народ, не до конца истребленный голодомором!
ut_11.jpg

«Сколько лет нужно дать диссиденту Щаранскому?» «4!» – отвечают оболваненные советской пропагандой первоклассники.
ut_12.jpg

Такие близкие каждому россиянину слова «Единая Россия» не нравились богомерзким коммунистам. Только Советская!
ut_13.jpg

Изможденные люди с помощью примитивной техники непосильным трудом добывают из-под земли полезные ископаемые – чтобы секретари горкомов и обкомов КПСС тратили миллионы долларов в Биаррице, Куршавеле и Ницце!
ut_14.jpg

Вот еще один будущий оккупант Афганистана и стукач КГБ!
ut_15.jpg

Советские рабочие делают вид, что знают алгебру! На самом деле рабочий умел считать только до трех шестидесяти двух.
ut_16.jpg

Это картонные декорации города на Севере. За щитами с нарисованными домами – бараки лагерей.
ut_17.jpg

Готовиться к войне – вот все, что нужно было советской молодежи. И ее мучали турпоходами и спортом. И не выпускали «клинское»!
ut_18.jpg

Якобы рабочие якобы радуются якобы досрочному якобы выполнению якобы плана.
ut_19.jpg

В СССР секса нет! Вы разве не знали – это же было в передаче Познера.
ut_20.jpg

В СССР не было ипотеки. Поэтому люди жили в бараках и землянках. А эти дома строились для видимости. Потом их сносили – и на их месте выкапывались землянки.
ut_21.jpg

Страшный снимок из советского ада.
ut_22.jpg

Коммунисты демагогически говорили о том, что каждый должен уметь защищать Родину с оружием в руках. Только потом мы узнали, что Родину должны защищать солдаты-контрактники.
ut_23.jpg

Детей (!) приучали к Труду! Нарушая их право нюхать клей в подвалах.
ut_24.jpg

А в хорошее время, при Ельцине и Путине, ты, девушка-красавица, сможешь стать проституткой, а не жить мучительной серой совковой жизнью!
ut_25.jpg

Тоталитаризм СССР проявлялся в том, что тотально все дети были вынуждены ходить в школу.
ut_26.jpg

Советские инженеры нервно курят. Еще бы – они отстали от цивилизованного мира на сто лет. Но, к счастью, их документы уже лежат в ОВИР-е – и скоро они вольются в счастливую семью западных народов.
ut_27.jpg

Советские горе-машины. Некомпетентные советские руководители считали почему-то, что наличие своего отечественного автопрома – это признак высокоразвитого индустриального государства.
ut_28.jpg

Пока советские шоколадные фабрики не были приватизированы или куплены западными компаниями, там делали только соевые плитки.
ut_29.jpg

Советские грузовики исключительно для перевозки «груза 200″.
ut_30.jpg

Серые лица советских рабов – и сравните их с одухотворенными лицами участников передачи «Дом-2″ и других молодежных программ российских телеканалов!
ut_31.jpg

Искалеченное детство.
ut_32.jpg

Зачем делать машины в своей стране – когда их можно было покупать в ФРГ?
ut_33.jpg

Модели ракет, в которых только до Гагарина погибло 28 (или 48) оставшихся неизвестными космонавта-смертника.
ut_34.jpg

Kill «em all! Убивай всех! – кричит советский офицер солдату.  И он будет убивать. От Белграда до Багдада.
ut_35a.jpg

Как правильно заметила литературовед Чудакова, СССР был страной победившего Хама. Вот он стоит – это быдло, которое не читало Солженицына !
ut_36.jpg

Имя Тараса Шевченко на Украине под советским гнетом было запрещено, университеты закрыты, за украинский язык отправляли в Сибирь – вот откуда тоска в глазах парубка и парубицы дивчины.

Источники:
http://kommari.livejournal.com/302317.html
http://work-engels.ru/archives/4682

Как закалялась сталь

Товарищи, привет! Ну вот и настал 2017 год, юбилейный год  Великой Октябрьской Социалистической революции. Первый пост в этом году будет посвящен автору книги и самой книге, сформировавшей мое мировоозрение. Я прочел много книг, но второй такой книги в природе не существует. Она изменила мое мироощущение в те школьные дни, когда я ее прочел. Я бы согласился забыть все прочитанные книги, но эту оставил бы в памяти навсегда. Это моя Библия.

Четырнадцатилетний Коля Островский в 1919 году пошёл добровольцем на фронт для борьбы с армией Колчака. Но уже через несколько дней он попал в бою под пулемётный огонь и был ранен.

Главный герой романа «Как закалялась сталь» Павел Корчагин напишет своему брату Артёму: «Стрельнуло меня пулей в бедро». Этот эпизод, как и многие другие, Островский взял из своей жизни. Юноша дал себе на восстановление только один месяц и покинул госпиталь, не залечив раны до конца, потому что боялся отстать от части.

Но очень скоро Островский, как он говорил потом, «перемахнул» к будённовцам. Здесь ему тоже не повезло: в одном из ожесточённых боёв под Львовом в него попала пуля. А на следующий день красноармеец был тяжело ранен в живот и в голову.

» Перед глазами Павла вспыхнуло магнием зелёное пламя, громом ударило в уши, прижгло калёным железом голову. Страшно, непонятно закружилась земля и стала поворачиваться, перекидываясь набок. Как соломинку, вышибло Павла из седла. Перелетая через голову Гнедка, тяжело ударился о землю. И сразу наступила ночь «.

После этого ранения Островскому пришлось провести на госпитальной койке два месяца. Часто он был в бреду, врачи уже решили, что он безнадёжен. Но раны зажили, оставив страшное последствие — осколок шрапнели повредил нерв правого глаза. Сохранилось только четыре десятых зрения. Из-за этого Островскому пришлось оставить армию.

Молодой человек не мог сидеть сложа руки, поэтому пытался помочь своей стране хотя бы из тыла. В 1921 году он отправился на трудную стройку: Киев замерзал, срочно требовалось построить железную дорогу от места лесозаготовок до города. Строители жили в холодном здании школы, спать приходилось на цементном полу, еды не хватало. Однажды утром Островский проснулся и почувствовал резкую боль в суставах. Однако превозмогая боль, он продолжил работать наравне с остальными.

Строительство дороги практически было завершено, когда восемнадцатилетнего парня свалил полиартрит — постепенное окостенение суставов. Врачебная комиссия постановила перевести его на инвалидность, но Островский отказался от пенсии, чтобы скрыть от родителей решение, признающее его инвалидом первой группы.

В январе 1923 года Островский был направлен в Берездовский район в качестве секретаря райкома комсомола. Он уже сильно хромал и не мог передвигаться без костылей. Молодой человек терпеть не мог сострадание окружающих, поэтому отвергал любую помощь и большую часть времени проводил в постели. Себя он называл «волчонком, пойманным и запертым в клетку».

Его состояние постепенно ухудшалось, дошло до того, что врачи предложили ему ампутировать ноги, но Островский отказался.

» Я теперь сам не могу даже волос причесать… Итак, я теряю подвижность всех суставов, которые ещё недавно подчинялись. Полное окостенение. Слежу и вижу, как по частям расхищается буквально моя последняя надежда как-нибудь двигаться… Ходить я не могу совсем… »

Островского очень пугала неподвижность: он до изнеможения занимался гимнастикой. Над кроватью к потолку был прибит ролик, через него перекинута верёвка, один её конец привязан к ногам, другой — у него в руке. Молодой человек тянул верёвку: ноги поднимались вверх и опускались. Но это ему не помогло.

В 1926 году вместе с возможностью двигаться Островского покинуло зрение. Тогда у него и возник план написать роман — наполнить свою жизнь содержанием, хоть как-то оправдать своё существование.

Несмотря на то, что он был прикован к постели, писатель считал себя здоровым человеком. А свою неподвижность и слепоту он называл недоразумением и сатанинской шуткой. Островский понимал, что силы продолжают покидать его и нужно торопиться, если он хочет осуществить свой план.

В один из зимних вечеров 1930 года Островский попросил свою жену Раису аккуратно переписать несколько страниц, исписанных его рукой. У женщины это занятие заняло полчаса, всё это время писатель сердился, почему она пишет так медленно. Когда она закончила, Островский попросил её сесть рядом, взять чистую бумагу и записывать продолжение того, что она сейчас переписала.

«Рука онемела, от усталости клонило ко сну, а он всё диктовал и диктовал, ровно, сосредоточенно. Невидящим взглядом смотрел он перед собой, и казалось, он видит проходящие перед ним и видимые ему одному картины и рассказывает мне о них».

Но Раиса не всегда могла помогать мужу. Рано утром она уходила на работу и уставшая возвращалась только вечером. Но Островский хотел писать: еле двигающимися пальцами он держал карандаш и медленно выводил букву за буквой. Часто строки наползали друг на друга, и потом прочитать написанное было невозможно.

Выйти из этой ситуации Островскому помогла его изобретательность: он сделал себе трафарет для письма вслепую. В крышке картонной папки для бумаг — транспаранта были прорезаны длинные и широкие полосы, в них он и писал, подкладывая вниз бумагу.

Чаще всего он писал по ночам, когда все домашние спали. Ему вкладывали в папку транспаранта 30 листов чистой бумаги и давали несколько заточенных карандашей. За ночь он обычно исписывал всю бумагу.

Если Островский начинал писать, то уже не отрывал руки от транспаранта, чтобы не ошибиться и дважды не пройти карандашом по одному и тому же месту. К утру пол комнаты был усеян исписанными листами. Родные писателя подбирали их, складывали по порядку (писатель нумеровал страницы), а затем написанное переносилось в блокноты.

Вскоре на помощь Островскому пришла соседка Галя Алексеева. Она бескорыстно записывала главы книги под диктовку писателя. К осени 1931 года была готова первая часть романа «Как закалялась сталь».

«Под большим секретом Николай сообщил мне, что книга содержит всю его личную и общественную жизнь; всё это им было пережито совсем недавно, когда он был здоров и совсем молод».

— Галя Алексеева, секретарь Островского

Только издание книги могло доказать Островскому, что удача наконец-то улыбнулась ему. Но первые книгоиздатели отказали писателю в публикации его произведения. Только журнал «Молодая гвардия» согласился напечатать роман. Как только книга вышла в свет, она приобрела большую популярность: в библиотеках за ней выстраивались очереди и устраивались читки.

Островский получал хвалебные письма от читателей, что вдохновляло его продолжать работу. При жизни писателя «Как закалялась сталь» была издана 41 раз.

После смерти Островского роман продолжил пользоваться популярностью у читателей. Писатель Борис Полевой вспоминал, как во время обороны Сталинграда заглянул ночью в расположение одного из передовых батальонов. Бойцы собрались у костра: «Все слушали, сидя в напряжённых позах, стараясь не пропустить ни одного слова. Читали роман «Как закалялась сталь».

Когда разговорились, бойцы пожаловались, что книга эта одна на весь полк. Для удобства чтения её разорвали на несколько частей и в редкие часы боевого отдыха читали, передавая друг другу листы по мере прочтения».

Русский советский писатель Николай Островский со своим романом «Как закалялась сталь» до сих пор остаётся одним из самых тиражных писателей планеты.

Лишь бы только — Советская власть

Лишь бы только — Советская власть

27 декабря 1925 года — в Ленинграде в гостинице «Англетер» оборвалась жизнь одного из самых талантливых русских поэтов Сергея Александровича Есенина. 28 декабря поэта нашли повесившимся в номере гостиницы.

Нельзя сказать, что Есенине сейчас не вспоминают, напротив сняли, хоть и плохенький, но фильм, в СМИ регулярно напоминают о Дне рождения. Однако везде Сергея Александровича ныне стараются позиционировать лишь как поэта-лирика и поэта-хулигана, напрочь отсекая его революционную романтику.

Места нет здесь мечтам и химерам,
Отшумела тех лет пора.
Всё курьеры, курьеры, курьеры,
Маклера, маклера, маклера.
От еврея и до китайца,
Проходимец и джентльмен,
Все в единой графе считаются
Одинаково – бизнесмен.
На цилиндры, шапо и кепи
Дождик акций свистит и льёт.
Вот где вам мировые цепи,
Вот где вам мировое жульё.
Если хочешь здесь душу выржать,
То сочтут: или глуп, или пьян.
Вот она — мировая биржа,
Вот они – подлецы всех стран.

Эти люди – гнилая рыба,
Вся Америка – жадная пасть.
Но Россия – вот это глыба!
Лишь бы только — Советская власть.

Отлично сказано про цитадель капитализма. «Но Россия – вот это глыба! Лишь бы только — Советская власть». К сожалению, без Советской власти и Россия превращается в ухудшенную копию той же Америки.

Источник.

СССР.Детство.

Товарищи, привет!

Очень сильный текст. Поэтому размещаю его здесь.

Тебе 10 лет. Мама дала тебе один рубль и послала в магазин:

— Купи, сынок, буханку чёрного хлеба (12 копеек), буханку белого (батон, 13 копеек), литр молока (28 копеек), пачку масла (100 грамм, 36 копеек) и на сдачу — мороженое (эскимо — 11 копеек).

Пошёл, пнул ржавую банку по дороге, перешёл улицу. Зашёл в магазин, подошёл к кассе. Продиктовал тётке в окошке свой список, отдал рупь.

Кассирша орёт:

— Граждане! Пропустите ребёнка! Ребёнка пропускают. Дают масло, наливают в бидон свежее молоко. В соседнем отделе ребёнок берёт хлеб, булку, суёт всё это хозяйство в авоську и выходит на яркое солнышко, на улицу. Опять переходит улицу, идёт на угол, протягивает другой тётке одиннадцать копеек, получает серебристое мороженое, тут же его разворачивает, кусает, облизывает, съедает за секунду и лениво плетётся домой. Рубль, наконец, закончился.

Отдаёт авоську и бежит играть в футбол во дворе.

А вечером, сделав уроки, садится смотреть по телеку «Неуловимых» или «В мире животных».

Тоска…. Застой.

Застой! Тоска смертная…

Через 5 лет, когда ему уже 15 лет, он берёт рупь и идёт в магазин. Всё в тот же. Опять делает то же самое. Покупает всё то же самое. И опять берёт мороженое за 11 копеек. И опять идёт играть в футбол. Или в хоккей. Или — во Дворец Пионеров, клеить модели кораблей или самолётов. Или в секцию бокса. Скучно же! Застой!

Застой! Тоска смертная…

Ещё через 5 лет ему уже 20 лет. Он студент. Получил стипендию. Пошёл в магазин, отдал в кассу рупь. Пробил чек на буханку хлеба (12 копеек), плавленый сырок за 10 копеек, бутылку пива (37 копеек), 100 грамм «докторской» (23 копейки). Получил сдачу, сложил всё в портфель. Подумал, почесал за ухом, засмеялся, перешёл на другую сторону улицы и купил мороженое «эскимо» за ….. 11 копеек. На оставшиеся 7 копеек купил газету «Комсомольская правда» и на метро поехал в общагу.

Застой… Тоска, что тут скажешь? Ужас!

Застой! Тоска смертная…

А ещё через 5 лет ему 25 лет. Он закончил институт. Работает в НИИ мэнээсом (младшим научным сотрудником). Зарплата — 110 рублей в месяц. На календаре — 83-й год.

Получает зарплату и идёт куда? Правильно, в магазин! Всё в тот же! Опять даёт кассирше рупь. Опять покупает всё по списку выше, минус мороженое. Стыдно как-то.

Вместо мороженого он покупает три газеты за 9 копеек. И на метро за пятак едет домой.

Рядом с домом он останавливается около ларька и покупает пачку «Беломора» за 22 копейки и коробок спичек за копейку. Вот раньше, 15 лет назад, этот «Беломор» за 22 копейки был недоступен. Не продадут! Хоть тресни! Hаоборот, подзатыльник дадут! Или отцу пожалуются! Все же друг друга знали! А теперь — пожалуйcта! Ты уже большой, сам зарабатываешь. Заплатил 22 копейки, и на тебе папиросы!

Ну разве можно так жить, скажите на милость! Блин! десятилетиями ничего не меняется! Ни цены, ни люди! Застой!!!

Застой! Тоска смертная…

Опять в программе «Время» какой-то завод построили, какую-то домну задули, какой-то корабль спустили на воду. Опять рявкнули на Запад, чтоб не гоношился.

И опять «Неуловимые». Или «Ирония судьбы».

Ни тебе кровищи на экране, ни тебе стрельбы с десятком трупов, ни задницы голой!

«Жи» и «Ши» — только с буквой «и». Год за годом! Диктор на экране — как автомат русского языка. И опять передачи про учёных, про строителей, про космонавтов. Занудство! Годы идут, а ничего не меняется!

И так — везде! Застой! Хоть стреляйся! Скука смертная.

Застой! Тоска смертная…

Вот так сидишь, бывало, смотришь, как где-нибудь в Африке негры друга друга стреляют, и думаешь:

— Вот! даже в Африке жизнь бьёт ключём! А у нас — эх, одно расстройство! Дал соседу по морде — получил 15 суток. Украл — сел.

Ни те — присяжных, ни те — прогрессивной прессы, ни те — правозащитников!

А когда кто-то кого-то застрелил из ружья по пьяному делу, так весь город миллионный это месяц обсуждал.

Только и слышишь на лавочке у парадной:

— Ой, чё деется, бабоньки! Да где ж такое видано, чтоб живого человека из ружжа средь бела дня застрелить? Что ж дальше -то будет? Кошмар какой!

Застой….. Тоска…..

Проклятая власть!

Ни стрельбы, ни кокаина, ни жевательной резинки! Один Чайковский с Моцартом, да Толстой с Пушкиным.

Разве это жизнь?

Как это можно, вы только вдумайтесь! Так издеваться над людьми? Годами ездить на трамвае за три копейки, а на метро — зя пятак! Годами платить за квартиру 5 рублей в месяц! Десятилетиями знать, что если закончишь ВУЗ — наверняка попадёшь на работу по специальности! Ни тебе безработицы, ни тебе взяток! Ни тебе папы — банкира! Ну что это за жизнь? Кто такое выдержит?

Застой! Тоска смертная…

Предсказуемость просто убивала! Вот не успеет какой-нибудь Синявский или какой-нибудь Даниель даже рот открыть для протеста против всей этой чудовищной жизни, а ты уже знаешь: Сядет! И обязательно угадаешь!

Это же застой! Болото! Всё же наперёд известно!

Спрашиваешь, бывало, на работе:

— А где этот Сенька, который протестовал?

— Как это где? Сидит уже!

Берёшь свой карандаш, склоняешься над кульманом и тихо радуешься за товарища. Наконец, хоть для него всё кончилось! Ни трамваев за три копейки, ни газет за две копейки, ни «Беломора» за 22 копейки! Отмучался! Теперь, поди, круглые сутки — свежий воздух, сосны столетние, снег хрустит под ногами! И сопки синеют вдали! Романтика! Повезло парню! Эх….!

Берёшь в руки 100 рублей с профилем Ленина, смотришь на неё, на купюру эту и думаешь:

Ну и что, что в Москву и обратно — 16 рублей? Ну и что, что гостиница 2.80 в сутки, ну и что, что обед в ресторане — пятёрка?

Ну нельзя же из этого культ делать! Надоело! Скучно же!

Ведь год за годом одно и тоже! Ну сколько можно, в самом деле? Когда же это всё кончится?

Кончилось…

Услышал рассуждения двух женщин примерно моего возраста, которые жаловались на нашу медицину, на то, какие болезненные сейчас дети и как проходило их детство в СССР. И вот что я вспомнил.

1. В СССР сотни и даже тысячи людей могли пить газировку в автомате из одного стакана. Попил, сполоснул, поставил обратно. Все кто в теме, помнят, что даже «соображающие на троих» крайне редко покушались на такое общенародное достояние, как граненый стакан.

2. В СССР среди подростков было в порядке вещей подбирать окурки. Если бычок был с фильтром, то фильтр либо отрывали, либо опаливали в целях «гигиены». Окурки без фильтра курились либо просто так, либо их табак забивали в самопальные трубки из бузины. Особо продвинутые товарищи использовали для таких целей мундштуки.

3. Большую часть свободного времени мы проводили на улице. Это были парки, примитивные спортплощадки, речки и озера. В лесах не было никаких клещей. Из ручьев можно было спокойно пить воду. Озера не закрывались по эпидемиологическим показаниям.В деревнях, вплоть до начала восьмидесятых, дети могли бегать босиком. Битые стекла на улицах были большой редкостью, потому что все бутылки сдавались.

4. Воду мы пили из под крана. И в самом большом городе, и в самом далеком колхозе. Санитарные нормы в ту эпоху были таковы, что в водопроводе не обживались кишечные палочки, бациллы гепатита или еще какая-нибудь гадость.

5. Страшно подумать, но в кулинарии продавщица подавала пирожок или коржик руками. Руками подавался хлеб, колбаса, да и любые другие продукты. Никто не заморачивался насчет перчаток.

6. Не знаю, как кто, а мы проводили в пионерском лагере одну или две смены, в обязательном порядке. Поехать куда-нибудь на курорт считалось удачей, основные лагеря находились в часе езды от дома. Но там всегда было весело и интересно. Не вспомню ни одного лагеря,где бы мне не понравилось.

7. Поскольку по телевизору смотреть было абсолютно нечего, он использовался пару-тройку раз в неделю в субботу и воскресенье плюс по вечерам, если шел сериал «про Штирлица».

8. В СССР встречались подростки, которые не читали книг, но их было совсем немного. И школа, и среда, и наличие свободного времени подталкивали нас к чтению.

9. У нас не было компьютеров, поэтому все наши игры проходили во дворе. Обычно собиралась разновозрастная толпа мальчишек и девчонок, игры придумывались на ходу. Были они простые и не затейливые, но главным фактором в них являлось общение. Через игры мы осознавали модели поведения в социуме. Поведение оценивалось ни по словам, и даже не по поступкам, а по их мотивам. Ошибки всегда прощались, подлость и предательство-никогда.

10. Разговаривали ли мы о политике? Были ли оболванены советской пропагандой? Страдали от кровавого режима? Нет, нет, нет. На все это нам было глубоко наплевать в свои 12-14 лет. Запомнилось только то, что каждый из нас смотрел в будущее с нескрываемым оптимизмом. И те, кто хотели служить в армии, и те, кто решили стать водителями и рабочими, и те , кто собирались поступать в техникумы и институты.

Мы знали, что для каждого из нас найдется место под солнцем….

Советский Союз — это…. (Советский Союз глазами простого человека)

Советский Союз глазами простого человека

ссср 7

Для обычного человека, жившего в то время, Советский Союз — это не доллар по 76 копеек, не самая мощная в мире армия и не всесильный КГБ. То есть простой человек знал, что армия и КГБ его надёжно охраняют, но сам этой мощи не видел. А долларов не видел и подавно. Как не видел своими глазами и всей грандиозности промышленности и темпов роста экономики. Зато видел другое.

Советский Союз — это когда ты идёшь по улицам родного города в любое время суток, и никто не то, что не нападёт — слова грубого не скажет. Решётки на окнах первого этажа? Да вы с ума сошли, квартира что — тюрьма? Железные запирающиеся двери в подъездах? Что за дикость? Не только подъезды, но и подвалы с чердаками были нараспашку, и никаких бомжей и наркоманов в них отродясь не было. Потому что их не было вообще.

Советский Союз — это когда ты вешаешь бельё после стирки на верёвках во дворе, и тебе даже в голову не придёт, что что-то могут спереть или испачкать из хулиганства. Потому, что не было такого на твоей памяти.

Советский Союз — это когда ты знаешь всех жителей своего дома, даже если в нём триста квартир, и можешь зайти в любую квартиру за солью или спичками, если вдруг закончились неожиданно.

Советский Союз — это когда ветеран заходит в автобус, и пол-автобуса встаёт, освобождая место. Заходит ветеран в магазин — и все расступаются, пропуская его без очереди.

А большие магазины работали по тому же принципу, что сейчас супермаркеты: набираешь товар в тележку и идёшь на кассу. Вот только никаких охранников там не было, и камеры наблюдения из каждого угла не торчали, как в колонии особого режима, и выходов мимо кассы было сколько хочешь, а никто ничего не воровал.

Советский Союз — это когда автоматы с газировкой на каждом углу и гранёные стаканы в них всегда на месте. А в телефонных будках лежат справочники. Интересно, сколько минут бы они пролежали сегодня?

Советский Союз — это лучшее в мире образование бесплатно. То есть, ни в одной стране мира такого образования даже за миллионы не получишь, а гражданам СССР — бесплатно. И гарантия работы по специальности.

Советский Союз — это бесплатные спортивные секции по всем видам спорта, пионерские лагеря, курорты, санатории. Это когда ты приходишь в районную поликлинику и получаешь путёвку в санаторий, скажем, в Крым. Бесплатно. Просто потому, что врач нашёл у тебя какие-то незначительные проблемы со здоровьем и решил, что тебе стоит его поправить.

Советский Союз — это когда на Кавказе не терроризм и наркотики, а курорты, санатории и лучшая в мире минералка. А на Украине не бандеровцы со свастиками, а бескрайние пшеничные поля, авиационная и танковая промышленность, чистые города и добрые счастливые люди. А Прибалтика — это не марши СС и не чистка евроунитазов половиной взрослого населения, а производство высокоточной электроники и радиотехники, автомобилей и знаменитых на весь мир бальзамов, высокие зарплаты и вылизанные до блеска, даже по меркам СССР, улицы.

Советский Союз — это когда к заблудившемуся ребёнку подходит милиционер, и не в отдел его тащит, а провожает до дома, сдаёт волнующимся родителям, прикладывает руку к козырьку и уходит. Бросается в воду за упавшим с моста ребёнком, спасает его, отдаёт родителям, прикладывает руку к козырьку и уходит. Не ради ништяков по службе, а просто потому, что он — советский милиционер.

Советский Союз — это когда взрослый мог подойти к одиноко стоящему ребенку на улице и поинтересоваться, нуждается ли тот в помощи. А сегодня на такого взрослого спустят всех собак, подозревая в педофилии.

Советский Союз — это когда в каждой третьей квартире ключи оставляют под ковриком у двери, а квартирных краж нет. А если уж в кои-то веки у кого телевизор вытащат — на следующий день будут сидеть в тюрьме, а весь стотысячный город будет это пару месяцев обсуждать.

Советский Союз — это когда ты женился и на работе тебе дали однокомнатную квартиру. Бесплатно. Родили ребёнка (первого или второго — где как) — и поменяли тебе однушку на двушку. Дальнейшее расширение семьи (обычно третий-четвёртый ребёнок) — и поменяли двушку на трёшку. Бесплатно. Ипотека? Что за слово такое иностранное? Не знаем, что оно означает.

Советский Союз — это когда по телевизору не горы трупов и расчленёнки, не лохотроны «отправь смс на короткий номер», не силиконовые проститутки и не быдло-юмор ниже пояса, а добрые фильмы и познавательные передачи.

Советский Союз — это когда можно полгода не заходить в магазин и всё равно знать все цены. Если батон полгода назад стоил 24 копейки, то он и сегодня так стоит. Хотя нет, можно ошибиться: мог подешеветь до 22. А вот зарплата каждую весну немного, но стабильно подрастала. И рубль, забытый между страниц старой книги, найденный через десять лет — это такой же рубль, а не обесценившаяся бумажка. Даже подороже, чем 10 лет назад. Одна из самых навязчивых советских реклам — «Храните деньги в сберегательном банке!» А знаете, почему? Потому что стимула не было — они и в чулке не хуже хранились. Ни инфляции, ни квартирные кражи советскому человеку не грозили.

Советский Союз — это когда быть сталеваром или полярным лётчиком было так же престижно, как сейчас банкиром. А слово «бандит» произносилось не с восторженным придыханием, как в девяностые, а с брезгливым презрением. Ну, а слово «террористы» для советского человека звучало так же непонятно и фантастично, как «злые трёхглазые осьминоги из другой галактики».

Советский Союз — это когда до такого извращения, как охранники в школах, никто бы в жизни не додумался. Самым грозным человеком в школе была уборщица. А уж «вызов к директору» звучало для школьника как «военный трибунал».

Ну, как ещё объяснить тем, кто не застал? Представьте то место, где вам было спокойней, уютней и надёжней всего. Свою детскую комнату, например, или бабушкин дом в деревне — у кого что. Представили? Вот так же мы чувствовали себя в любой точке нашей необъятной страны.

Back in the USSR

Товарищи, привет)

Вы успели заметить, что я интересуюсь не только юриспруденцией. Сфера моих интересов — история,политика, футбол. А еще у меня была Родина — страна, в которой мне посчастливилось родиться, но которой уже не существует на картах мира. Страна, которую тут и там стараются оболгать, стараются привить гражданам той несуществующей страны чувство вины за Великую Историю Великой страны. Мне не за что каяться. А вам?

Интересное в блогах и ЖЖ:

Оригинал взят у d0n_pymata в Back in the USSR. Советская Литва.

Антанас Суткус (Antanas Sutkus) — классик советской и литовской фотографии, основатель Союза фотоискусства Литвы, выдающийся представитель национальной фотографической школы. Выставки его работ с успехом проходят по всему миру, являя собой документы ушедшей эпохи. В 2001–2002 годах фотограф получил стипендию Фонда Эрны и Виктора Хассельблад (Швеция) для архивации своих работ.

Фото 1.

Фото 2.

Фото 3.

Антанас Суткус родился 27 июня 1939 года в деревне Клуонишкяй Каунасского района Литвы. В 1958–1964 годах изучал журналистику в Вильнюсском государственном университете. Тогда же он стал снимать, хотя впервые взял в руки камеру еще в детстве. В одном из интервью Антанас сказал: «В детстве копил деньги на велосипед, но почему-то купил фотоаппарат».

Фото 4.

Фото 5.

Фото 6.

Фото 7.

1959 Ирен.

Фото 8.

1959 Летние каникулы в университете.

Фото 9.

1959 Марафон на Университетской улице, Вильнюс.

В конце 1960-х годов вокруг Суткуса стали объединяться лучшие фотографы, и по его инициативе был создан Союз фотохудожников Литвы, который он возглавлял более 20 лет.

Фото 10.

1959 Старшеклассники Ужуписа.

Фото 11.

1960 Весна. Вильнюс.

Фото 12.

1960 Дождь

Фото 13.

1960 ЛССР 20 лет

Фото 14.

1960 Мальчик с пустыми бутылками.

Фото 15.

1960 Путешествие на мотоцикле.

В советское время Антанас Суткус считался одним из самых неформальных фотохудожников. Его герои — обыкновенные люди со своей повседневной жизнью. Словно в противовес навязываемому сверху коллективизму его интересовали индивидуальность и личность.

Фото 16.

1960 Уличные новости

Фото 17.

1960 Университет. Двор поэта Матвея Сарбевия. Вильнюс.

Фото 18.

1962 Деревенская улица 2.

Фото 19.

1962 Незрячий пионер

Фото 20.

1962 Первоклассница

Фото 21.

1962 Школа для слепых детей. Песня

Фото 22.

1962 Зимняя геометрия

— Мы вообще были патриотами Литвы и своими работами хотели показать, что она отличается от остального Советского Союза, — сказал фотограф в интервью «Независимой газете». — Мы старались показывать дух народа, его менталитет. Я снимал людей моего склада, особенно в деревнях. В 1967 году мы сделали большую серию о литовских крестьянах. Сядешь, бывало, с каким-нибудь пожилым человеком, с бабушкой, поговоришь — не хуже, чем с профессором. Народная мудрость иногда не уступает интеллекту.

Фото 23.

1964 Мальчик в газетной шляпе

Фото 24.

1964 Пионеры

Фото 25.

1965 Свидание. Двор

Фото 26.

1966 Материнская рука

Фото 27.

1966 После уроков

Фото 28.

1967 Грузовик

Фото 29.

1967 Литовская семья

Фото 30.

1967 У рынка Гале. Вильнюс

Антанас всегда был верен черно-белой фотографии. Известно даже, что когда он использовал цветную пленку, то потом печатал черно-белые снимки.

Фото 31.

1968 Улица Калварию, Братья

Фото 32.

1969 Деревенская улица. Детство

Фото 33.

1969 Жан-Поль Сартр и Симона де Бовуар в Литве

Фото 34.

1969 С отцовским велосипедом

Фото 35.

1970 Оркестр

Фото 36.

1970 Песни и пляски

Фото 37.

1972 На Балтийском море. Гируляй

Фото 38.

1973 Моряк

Фото 39.

1974 Барменша

Фото 40.

1974 Дети

Сейчас Суткус не фотографирует, а занимается в основном упорядочиванием своего архива, который, по его словам, занимает больше половины дома.
— Снимки, слайды и негативы, негативы — ведь я ничего не выбрасываю. Общество фотоискусства Литвы 18 лет было единственным в Советском Союзе. Мы процветали.

Фото 41.

1974 Игрушки. Вильнюс

Фото 42.

1974 Первые байкеры

Фото 43.

1975 Из церкви

Фото 44.

1975 Мелодия

Фото 45.

1975 Фестиваль музыки

Фото 46.

1975 Фестиваль музыки. День танцев

Фото 47.

1976 Начало района Лаздинай. Вильнюс

Фото 48.

1977 Мелодия одиночества

Фото 49.

1979 Кавалеры

Нам помогали и московские коллеги. Мы сообща доказывали, что литовская фотографическая школа — она иная, чтобы нас не обвинили в очернении советской действительности. Бывало так, что мы устраивали международную выставку, получали премии — и ни одного снимка не было опубликовано в советской печати, — вспоминает он.

Фото 50.

1979 Труженики села Салакос

Фото 51.

1982 Две девушки и ребенок

Фото 52.

Фото 53.

К цифровой фотографии Антанас относится неоднозначно. По его мнению, в ней «теряется индивидуальность, происходит нивелирование».

Говоря о необходимости выжидать момент, он всегда обращается к повседневности, которая скрывает в себе множество интересных сюжетов.

— О фотографии так сказано: «Это дело случайности, но в нашем мире она дана лишь неслучайным людям». Меня интересует повседневность. Много раз было так, что фотографируешь одного человека, вдруг на улице что-то происходит — и ты снимаешь уже совсем не то, что хотел изначально, а нечто совсем другое, — говорил он в одном из своих интервью.

Фото 54.

Фото 55.

Фото 56.

Фото 57.

Фото 58.

Фото 59.

Фото 60.

Фото 61.

— Например, когда вы смотрите на себя в зеркало, вы не оцениваете себя критически. А вы пробовали поставить рядом второе зеркало и увидеть себя так, как вы выглядите со стороны? — сказал он в беседе с той же «Независимой газетой». — Это отражение в отражении — то, как вы выглядите на самом деле. Так вот фотография и есть такое второе зеркало. Эту систему зеркал нужно время от времени чистить. Фотография для меня — способ общения с людьми. Раньше я с фотоаппаратом не расставался. К сожалению, сейчас мы живем так, что все время бежим, спешим, работаем, нам некогда почитать, пообщаться с друзьями, подумать о душе. Мы все сейчас очень заняты…

Фото 62.

1991

С того момента, как Антанас Суткус стал снимать, было организовано более 150 выставок его фотографий по всему миру. Сегодня работы мастера украшают лучшие музеи и галереи мира: Музей Виктории и Альберта в Лондоне, музей Нисефора Ньепса во Франции, Музей фотографии в Хельсинки, Музей искусства Литвы, Международный центр фотографии в Нью-Йорке и Московский дом фотографии. А сам Антанас получил много наград и премий.

Rosphoto.com | Lumiere.ru | designyoutrust.com

Расти здоровым!

Товарищи, привет)

Я не либерал и не оппозиционер нынешней власти. Реальной альтернативы Путину в стране нет, не было и врядли появится в обозримом будущем. Он реально принимает важные и продуманные решения, но…когда мне начинают рассказывать про то как плохо жилось в Советском Союзе меня начинает это сильно злить. Контраргументов высказыванию о том, что в Союзе плохо жилось можно привести множество. Здесь приведу лишь один. Утром еду на работу, играет какое-то радио. И голос из динамика сообщает о том, что в Ростове-на-Дону ребенок нуждается в срочной операции на сердце, не хватает всего 800 тысяч рублей и фонд такой-то обращается к гражданам за помощью. Мыслимо ли такое в «окаянном Союзе», чтобы на операцию собирали деньги по людям??

Здоровье

Получается, что если ты серьезно заболел, и ты не миллионер, то у тебя два варианта — медленно и верно подыхать или стучаться во все двери с просьбой о помощи. Но если одни могут стучаться в эти самые двери, то есть и другие граждане — которые на такой шаг не способны. Какой у них выход? Вперед ногами.

Так, что не надо мне рассказывать как было плохо в Союзе с его бесплатной медициной и образованием.

Рейтинг@Mail.ru
Адвокат Максим Пешков | г. Ростов-на-Дону, ул. Московская, 43\13, офис 507 | Тел. +7 (863) 260-24-31, 8-951-522-87-43